Старый Саратов
Логотип музея
Современный Саратов
Версия для слабовидящихОбычная версия
Размер шрифта: A A A Цвет: A A A

23 ноября. Глебучев овраг.

Сегодня ехать далеко не пришлось, водоносный объект находится почти в центре города, вернее его исторического части. Местом нашего исследования стал Глебучев овраг.

Началось путешествие с «окультуренной» части Глебоврага, застроенной культурно-спортивным комплексом «Звёздный». А вот уж под мостом, который в народе называют «Узеньким мостиком» начинается «дикий» овраг. На его довольно крутых «берегах» как ласточкины гнёзда налеплены частные домики.

Когда мы прошли под мостом, наше внимание привлекло некое «парение» на противоположной стороне. Мы подошли поближе. Среди зарослей невысоких деревьев (вероятно, татарского клёна) поднимался пар над небольшим ярко-зелёным прудиком. Мне показалось, что даже слышны лягушачьи трели. Неподалёку расположилась летне-осенняя резиденция «свободных граждан» - бомжатник. Шли искать родники с холодной водой, а натолкнулись на «термальные воды», возможно вода текла из ближайшей бани.

Рядом оказалось ещё несколько прудов, соединённых между собой и густо заросших тростником и камышом. В них вода по температуре соответствовала времени года, но тоже была зелёной. А ещё в прудах плавали пять настоящих диких уток.

На берегу оврага со стороны улицы Посадского стоит примечательный домик. Когда дом построили, а это, видимо, было много десятилетий назад, он стоял довольно далеко от пруда, а сейчас оказался у самой воды. Мало того, часть огорода (два небольших участка, устроенных ступенями) напоминает рисовые чеки, заполненные водой. Пруд медленно, но неизбежно подбирается к дому.

Родников в Глебучевом овраге мы нашли множество. Очень быстро научились их выявлять, даже не подходя близко. Там, где свалка, мусорка, непроходимые заросли бурьяна - там течёт ручей. Место, где родник только выбивается из земли, относительно чистое, но дальше…

Чтобы добраться до источников, пришлось поплутать по лабиринтам улиц и закоулков Глебучева оврага. Сдаётся мне, что известный лабиринт критского царя Миноса - просто столбовая дорога по сравнению с застройкой Глебоврага.

Из лабиринта спускаемся в овраг. Идём там, куда в давние времена в половодье могли заходить небольшие суда. По дну оврага протекала речка, которую в 1960-х годах спрятали в бетонный коллектор.

Засыпанный овраг - очень непростое для прогулок место, свалка «всех времён и народов». Здесь, среди гор земли с мусором, был найден музейный экспонат - аптекарский пузырёк начала XX века. По пути нам встретилась автомобильная стоянка, которая, как старинная крепость, со всех сторон окружена рвом с водой. Родники до сих пор пробиваются из-под земли и пытаются попасть в овраг, которого уже нет. Хозяева стоянки соорудили отвод воды, чтобы не утонуть в болоте.

Так по засыпанному землёй и мусором оврагу мы пришли к дому-музею Павла Кузнецова. Коллеги встретили нас весьма радушно. В стенах музея устроили «круглый» стол, который был накрыт к чаю. Пили чай из термосов, заедали «лисичкиными гостинцами» из наших рюкзаков и «кузнецовскими» сладостями.

Погостив в музее, отправляемся дальше по Кузнечной улице. Заходим во двор с вечно текущей из-под земли водой. Хозяева нескольких домов во дворе прокопали канавку до улицы – осушили свой двор.

Дошли до речки, спрятанной в бетонное русло. Это сооружение - дорога, на два-три метра возвышающаяся над бывшим руслом и дном оврага – замусоренной болотиной. На одном из склонов выросли новые многоэтажки, и их жители сквозь пластиковые окна разглядывают непроглядную нищету лачуг противоположного берега оврага. Некоторые дома этой городской деревни по самые окна в землю ушли, и воду здесь набирают в лучшем случае из колонок или из многочисленных родников, беспризорно стекающих в болотину оврага и подвалы ветхих избушек.

Дальше наш путь лежит к ответвлению Глебучева оврага - в Мясницкий овраг. До него мы прошагали бы около полутора километров, если бы шли по прямой и не плутали в поисках родников.

Для нас Мясницкий овраг начался возле экономического института, на Большой Горной улице рядом с гостиницей. Зайдя в зону оврага, мы точно узнали, что попали, куда хотели: на щите с почтовыми ящиками висела табличка «Овраг Мясницкий». Место потрясающее, песня о человеческой изобретательности в нечеловеческих условиях. По дну оврага протекает «горная» быстротекущая вода. Течёт речушка, как велит человек. Русло обустроено в соответствии с представлениями местных жителей, у каждого хозяина по-своему. Речка протекает через каждую «усадьбу», построенную на дне оврага, и проваливается в земные недра водопадом, по бетонным конструкциям. А вот откуда речка начинается, увидеть не удалось. Удивительно, но, несмотря на убогость жилищ, на «улице» нет мусора, растут цветы, кое-где разбиты огородики, каждый хозяин как может мостит возле дома дорожку. Но самое ужасающе-восхищающее - это уличные «удобства». Неизвестно, кому и когда пришла мысль ставить туалеты над быстро текущей речкой. Мне - так вспомнились общественные уборные древнего Рима. И вот осколок вечного города почти в центре Саратова, под боком у социально-экономического университета. Местная жительница, очень доброжелательная дама, рассказала, что жители дна оврага - малого Шанхая - не просто наводят здесь чистоту, они за неё борются с теми, кто живёт на высоких краях оврага. «Верхние» сбрасывают свой мусор на «нижних». Стенки оврага почти отвесные, и мусор попадает на крыши домов и «живописно» повисает на деревьях, растущих по склону оврага. У «верхних», как мы позже выяснили, край оврага огорожен металлической решёткой - для безопасности, а для выбрасывания мусора предусмотрительно открывается калиточка.

Мясницкий овраг прерывается дорогой на улице Соколовой. Преодолев дорогу, поднимаемся на Соколовую гору, через посёлок. Дома здесь добротные, всячески приукрашенные. Наш путь к озеру, которое было рядом с кирпичным заводом. Правда, завода больше нет, и из его огнеупорных кирпичей построены гаражи. Но озеро мы нашли. Вернее, увидели сверху, когда поднялись по заросшему деревьями и кустами крутому склону Соколовой горы. У озера крутые высокие берега, поросшие американскими клёнами и осинами (тополь дрожащий). У деревьев набухли почки, и осина вот-вот распустит серёжки, а на дворе скоро закончится ноябрь.

Насмотревшись на озеро, карабкаемся до татарского кладбища. Через кладбище мы намерены пройти в Парк Победы. По пути обнаруживается необычный надгробный камень: довольно большой - «нам по пояс будет», а то и повыше, округлой формы с прямоугольной дырой по центру. Можно предположить, что это огромный мельничный жернов. Ограды или каких-то надписей не было.

С кладбища мы выбрались вслед за сердитой молчаливой старушкой.

Пройдя парк поперёк, вышли к Маханному оврагу. С высоты Соколовой горы полюбовались широкой волжской панорамой и отправились в узбекский дастархан, единственное работавшее в такое время заведение «Национальной деревни». Зелёный чай, самса и восточные сладости придали нам новых сил, и уже в темноте мы стали спускаться в Саратов. Конечно же, мы не отправились по асфальтовым дорожкам парка, а пошли через непролазные кусты, козье-собачьими тропами. Ночной Саратов в огнях - как страница рекламно-туристического календаря, раскрасивейший. Уже внизу руководитель экспедиции провёл, напоследок, небольшую экскурсию по примечательным саратовским местам: усадьба Уткина-Сорокина, бывший магазин «Штаны», двор бывшего колокольного завода. На сегодня всё - домой.