Старый Саратов
Логотип музея
Современный Саратов
Версия для слабовидящихОбычная версия
Размер шрифта: A A A Цвет: A A A

27 октября. Между Рокотовским и Денежкиным

Исследование началось в Заводском районе, это было редкое для нас автомобильное путешествие. По 6-му Динамовскому проезду вдоль дороги протекает речка с чистой водой. Течёт она весьма резво, так что хочется пустить по ней кораблик и следить, куда же он поплывёт. Русло речушке устроили из половинки железной трубы.

Едем к истоку, который теряется среди многоэтажных домов. Откуда речка берёт своё начало мы не нашли, но наткнулись на родник, «зажатый» между многоэтажками и одноэтажными хибарами частных домов. Здесь родниковой водой моют машины. Рядом «пристроились» мусорные баки.

Дальше наш путь идёт в Рокотовку.

Постепенно поднимаемся в гору, заехали в поселок, который когда-то был деревнями Рокотовкой и Стрелковкой – они сливаются друг с другом. Здесь для родниковой воды оборудован навес. Вода с большим напором вырывается из крана-трубы и стекает в небольшой «уютный» прудик с дикими утками – кряквами.

Поднимаемся ещё выше в гору, к другому роднику. Источник охраняют несколько огромных ив и деревянное идолище. Одна ива искалечена. У неё практически нет ствола, две обожжённые подпорки соединяются в ствол, образуя арку. Но могучая крона ивы лишь подёрнута осенней желтизной. В дупле другой живой старой ивы следы костра, внутри всё обуглено. Так страшно и непонятно, зачем? На пригорке рядом с родником растут «медные» грибы. Живые, но странного цвета, как будто сделанные из металла на ювелирной фабрике Фаберже. Далее мы поднимаемся на гору, на самый верх. Перед нами открывается панорама Саратова. Справа и слева от нас глубокие овраги. Мы стоим наверху, как на носу огромного корабля. Вдалеке видна Волга, под нами посёлок Рокотовка. Справа, на противоположной стороне оврага, видны несколько больших круглых заросших углублений. У членов экспедиции возникло предположение, что в годы Великой Отечественной войны здесь располагались зенитные точки, чтобы сбивать немецкие бомбардировщики, летевшие бомбить нефтеперерабатывающий завод «Крекинг» и железнодорожный мост.

Вдоль крутого склона горы, заросшего корявыми деревьями, мы выехали на плоскогорье и оказались в дачном посёлке. На конечной остановке какого-то автобуса. Далее – на трассу, к Кумысной поляне и к лагерю Газпрома «Родничок», недалеко от которого живет Дмитрий Сергеевич Худяков, бессменный (вот уже более 50 лет) ведущий телепрограммы «Не за тридевять земель». Возле «усадьбы» Худякова нас ждали наши единомышленники – компания историков-краеведов: Владимир Адамов и его друзья.

Изрядно попутешествовав до встречи с Дмитрием Сергеевичем, мы, конечно же, проголодались. Дом у нашего героя такой маленький, что вся компания там бы не уместилась, к тому же подворье охраняют «собаки-медвежатники». Псы, как ни странно, оказались чуть крупнее чеховской Каштанки. Но как объяснили знатоки, на охоту за медведем берут целую свору таких собак. Они бегают вокруг медведя, «морочат» ему голову и кусают за «штаны». Чтобы не нервировать собак и остаться при своих штанах, мы решили перекусить за забором, на капоте машины.

Когда Худяков был готов к путешествию, мы все расселись уже по двум машинам и отправились по заповедным местам легендарного краеведа. Мы ездили по старым насыпям прежних конных дорог, даже по разобранным несколько десятилетий назад трамвайным путям, по горному бездорожью Кумысной поляны и безумным серпантинам, не предназначенным для машин.

Одной из целей нашего путешествия был так называемый «Дембельский» родник в Денежкином овраге. Источник находится в ложбине. Раньше дорога проходила сверху через бетонный каскад для весенней талой воды. Сейчас каскад практически разрушен.

«Дембельский» родник искалеченный, но действующий. Обильно «украшен» подписями отслуживших в армии юношей и лепными элементами, характерными для стиля модерн, «слёзками». Дмитрий Сергеевич Худяков предположил, что родник могли обустроить в начале ХХ века. Возможно, в этом участвовал Крестьянский поземельный банк, как и в случае с Малиновым родником. Единомышленники-краеведы снимали на камеру всё, что говорил Дмитрий Сергеевич.

Пока Худяков на камеру рассказывал «кумыснополянские» легенды, предания и гипотезы, мы стояли неподалёку, слушали и молчали, чтобы не мешать съёмке. Но как-то вдруг в наших рядах начался переполох. Съёмка прервалась, и все увидели, как по дороге трусцой бегут три поросёнка. Не кабанята, а «культурные» поросята. Первым бежал поросёнок «далматинского» окраса. Он, видимо, был самым опытным и знающим, куда идти. Два других поросёнка, бежавшие следом, были нежно-розовыми. Вероятно, хрюшки шли к роднику, но увидев, что снимают кино, из скромности решили не подходить, а проследовали дальше по своим делам.

Мы поднялись из овражка, чтобы обследовать бетонные резервуары для хранения воды. Построены сооружения военными возможно в 1930-х или в 1940-х. годах. Худяков нам показывал места со старинными колодцами-накопителями и бетонными желобами. Отмеченные на его карте объекты во многом совпадали со строениями на нашей карте, заинтересовавшими нас при исследовании источников Кумысной поляны во время первой экспедиции.

Расстались мы с Дмитрием Сергеевичем, когда день уже клонился к закату, и в лесу стало темнеть. Известного краеведа довезли до его дома, но расставаться не хотелось. Мы «пытали» Дмитрия Сергеевича разными вопросами, пока у всех окончательно не закоченели ноги. Только тогда и распрощались.